ВКЛЮЧИТЕ УВЕДОМЛЕНИЯ
ВКЛЮЧИТЕ УВЕДОМЛЕНИЯ
Back To Top Back To Top

«Мы ничего не должны родине»: белоруска уехала на стажировку в Швецию и осталась там работать

«Мы ничего не должны родине»: белоруска уехала на стажировку в Швецию и осталась там работать
ОПУБЛИКОВАНО — 24.01.2019
ПОДЕЛИЛИСЬ — 19
ПРОЧИТАЛИ — 9046
КОММЕНТАРИИ — 0


Дарья Карцева — волонтер со стажем: о ее успешном опыте поездок за границу мы уже рассказывали. Неудивительно, что некоторое время спустя девушка оказалась на стажировке в Швеции. А теперь остается работать в этой стране — и совершенно от этого счастлива. Как попасть на работу за границу, почему это может сделать практически любой белорус (и надо ли) — читайте в нашем интервью с Дарьей.

«Стажировка — это круче, чем учеба в университете»    

— Как ты оказалась на стажировке за границей?

— Учиться или работать за границей давно было моей целью. Поначалу (где-то за год до того, как попала на стажировку в Швецию) я подавала заявки в различные зарубежные ВУЗы, искала учебные программы. Из 4 университетов мне пришли отказы, но я не сдавалась и продолжала искать другие варианты. Рассматривала немецкую программу «социального года» от нашей лиги добровольного труда, изучала, как оформлять мотивационные письма для поступления в университет.

В какой-то момент в одном из таких писем я увидела название организации Aiesec. Заинтересовалась, что это, загуглила и узнала, что у них есть программа Global Talent, по которой можно стажироваться за границей. Поскольку на тот момент я уже работала, вариант стажировки мне понравился больше, чем вариант учебы. Я зарегистрировалась на сайте и стала одно и то же резюме рассылать в разные места.

Фото: Marietta Varga

— Почему ты выбрала Швецию?

— Все очень просто: потому что меня взяли только туда (смеется). Вообще с момента подачи на стажировку до положительного ответа проходит где-то 3-4 месяца. Всего я отправила около 150 заявок, из них только на 2 (!) пришли предложения пройти собеседование: из Тайланда, куда меня не взяли, и из Швеции, куда я благополучно устроилась.

— Как ты готовилась к стажировке? Какие документы, справки необходимо было подготовить?

— К стажировке специально я не готовилась. Но так как до этого хотела поступить в какой-нибудь университет, то написала тонну мотивационных писем и была готова к собеседованию с HR-ом. К тому же для заявок на некоторые другие программы нужно было записать 2-3-минутные ролики с рассказом о себе. Могу сказать, что весь этот год, в течение которого я отправляла заявки и готовилась к возможной учебе или работе, был потрачен не зря. Думаю, совокупность всех этих действий и помогла мне в конечном счете устроиться на стажировку.

Все документы я начала готовить уже когда прошла отбор на стажировку в международную компанию, находящуюся в Стокгольме. И это были стандартные документы для посольства, заранее ничего не нужно было делать. В целом процесс был несложным, так как у компании уже существовала договоренность с миграционной службой. Я заполнила совершенно примитивную анкету — проще, наверное, чем на шенгенскую визу: имя-фамилия, год рождения, копия паспорта и подписанный мною контракт. Так что никакой бюрократии и бумажной волокиты.

— Обуревали ли тебя сомнения, правильно ли ты поступаешь?

— Нет. Это была моя цель и осознанное решение. Я не сомневалась ни одной минуты.

Фото: Cristina Coral

«Люди беспокоятся о том, где им будет лучше, и это нормально»

— Как ты относишься к тому, что сегодня многие белорусские школьники планируют впоследствии жить и работать за рубежом? Если вся перспективная молодежь уедет, кто будет «поднимать» Беларусь до европейского уровня?

— Это очень хороший и сложный вопрос. Сейчас мир сориентирован на материальное, и в центре интересов каждого человека — реализация его собственных амбиций и получение удовольствия от жизни. И, конечно, реализовать эти желания реальнее и проще за рубежом. Поэтому я не вправе никого осуждать или, наоборот, агитировать: это именно моя позиция. А кто будет поднимать Беларусь до европейского уровня — честно говоря, для себя не задавалась этим вопросом. Считаю, что нам чересчур сильно насаждается мнение о том, что мы должны что-то нашей родине. Я ни разу не встречала европейца, которого обуревали бы сомнения из разряда «Я эмигрировал из Италии в Швецию, кто же будет поднимать мою Италию». Так что отчасти этот вопрос — это в первую очередь вопрос нашей ментальности и стереотипов.

Конечно, я скучаю по родителям и друзьям, но поскольку из родного города учиться в Минск я уехала в 17 лет, то острого чувства ностальгии нет. Я привыкла к самостоятельности.

— По твоему мнению, что нужно сделать глобально в Беларуси, чтобы прекратить «утечку мозгов» из страны? Чтобы люди хотели оставаться работать здесь?

— Должны измениться экономическая ситуация, социальная политика, потому что остаться без работы в нашей стране, мне кажется, страшно. Не очень страшно это лет в 30, но вот уже в 40 это может стать сильным ударом. Перспектива состариться в Беларуси не кажется очень привлекательной. Не все работают в IT и могут накопить на достойную старость. Заслуженные врачи, учителя вынуждены на склоне лет жить только на скромную пенсию. Поэтому, мне кажется, вопрос будущего пугает и сильно мотивирует молодежь покидать страну.

Фото: Cristina Coral

— Насколько хорошо нужно было знать английский для стажировки? И как у тебя обстояло с ним дело? Пришлось ли потом учить шведский?

— Английский нужно знать на достаточно высоком уровне. Для начала — просто для работы, но, конечно же, чем лучше твой иностранный язык, тем проще коммуникация. Ведь работа — это же не просто выполнять какую-то функцию, это всегда общение с людьми.

Что касается моего английского — у меня был международный сертификат TOEFL (уровень В2, хотя у меня скорее С1), но это не было требованием. Отсутствие сертификата у кандидата во многих организациях не является причиной отказать в работе.

Шведский мне учить не пришлось, потому что в Швеции повсеместно говорят на отличном английском. К тому же, я работаю в интернациональной компании. И даже сейчас, после года жизни в Швеции, я пока что не планирую изучать язык этой страны.

— Сколько денег нужно было взять с собой? На что ты жила во время стажировки: была ли какая-то стипендия или зарплата?

— С собой для начала нужно было взять минимум 2500 евро. Этой суммы хватило, во-первых, на аренду комнаты (это в районе 600 евро, но нужно вначале вносить депозит, и в итоге сумма получается больше). Во-вторых, вам нужно иметь денежный запас на 2 месяца жизни, потому что банковский счет могут открывать до 2 месяцев.

Моя стажировка была оплачиваемой, как и все стажировки от организации Aiesec. Сумма выплаты зависит от страны. Зарплаты стажера мне вполне хватало на аренду комнаты, хорошую еду, какие-то развлечения. Конечно, в чем-то приходилось себя ограничивать, но ущемленной я себя не чувствовала.

Фото: May Parlar

«Стажировка — это полноценная работа без поблажек»    

— В чем состояла твоя стажировка, что нужно было делать?

— Я проходила стажировку по своей специальности — это финансы (я окончила БГЭУ). До стажировки я уже работала в этой сфере 4,5 года, поэтому шока новая работа у меня не вызвала. Но, поскольку теперь я работала в крупной интернациональной компании, пришлось познакомиться с совершенно другими процессами, многое — учить с нуля.

Ранее я занимала позицию финансового аналитика и, став стажером, вроде как сделала шаг назад. Но, если учесть масштаб организации, это был большой профессиональный скачок. То, чем люди занимаются на стажерских позициях в финансах, — это, в основном, репортинг, составление ежемесячных отчетов. Нужно понимать, что стажировка не предполагает какую-то ключевую роль в компании. Но это и не занятия вроде приносить кофе боссу или относить конверты на почту.

Моя стажировка на позиции junior controller длилась 14 месяцев. Это была настоящая работа: 37 рабочих часов в неделю. Никто не воспринимал меня как стажера — никаких поблажек или снисхождений, отношение было серьезное — и у меня, и у окружающих. После стажировки меня взяли на работу в эту компанию. Я продолжаю заниматься тем же, разве что ответственности чуть прибавилось.

— Легко ли тебе давалась работа в иностранной компании?

— Вначале у меня совсем ничего не получалось (смеется). Я столкнулась и с культурными различиями, и с возрастными: моими менеджерами стали люди 45-50 лет, а раньше коллеги были в основном 30-35-летними. Постепенно я адаптировалась и научилась находить общий язык с руководителями и другими сотрудниками вне зависимости от их возраста.

Фото: Cristina Coral

— С какими трудностями ты столкнулась на каждом из этапов, начиная со сбора документов и заканчивая оформлением на постоянную работу?

— В целом все трудности, с которыми я столкнулась, — преграды в моей голове. Психологическая адаптация к новой стране, к новой работе, к тому, что работаю с людьми разных культур (действительно разных: это сотрудники из Латинской Америки, из Африки, из Европы и Азии) и разных возрастов.

Также приходилось усваивать много новой информации, но с этими трудностями сталкивается любой человек на новой работе — неважно, за границей или нет.

Конечно, встречались и бытовые трудности — тот же поиск жилья. Открыть банковский счет было нетрудно — трудно было ждать его открытия 2 месяца, в течение которых мне не могли выплатить зарплату.

— С кем ты сегодня общаешься в Швеции?

— В основном это мои коллеги. В офисе у нас около 60 стажеров, и все те, кому до 30 — тоже бывшие стажеры. Еще у нас на работе проводят тимбилдинги, и там уже знакомишься с людьми постарше.

Также я часто арендовала жилье с разными людьми, и это все в совокупности дало мне много новых знакомств, так что сегодня скучать не приходится.

Фото: Lena Pogrebnaya

«Давно поняла, что жить хочу в Европе»    

— Удается ли тебе сейчас путешествовать по Швеции/Европе/миру? Где больше нравится и почему — не планируешь ли ты в дальнейшем осесть в другой «стране мечты»?

— Пока я была стажером, средства на путешествия по миру у меня были ограничены. В этом году я поездила по Европе, удалось немного попутешествовать благодаря командировкам. А вот Швецию пока особо не изучала. На самом деле, моим основным приоритетом была работа. Как стажер, я хотела получить контракт, поэтому не особо думала о развлечениях и путешествиях. Но в этом году я собираюсь взять реванш! Путешествовать нравится везде, жить нравится в Европе. И, конечно, не исключаю вариант, что в дальнейшем я уеду жить и работать в другую страну.

— Чего белорусского тебе не хватает в Швеции?

— Белорусского времени работы в сфере услуг! Например, в торговых центрах, парикмахерских, банковской сфере. Потому что в Швеции банки работают с физическими лицами с 10 до 15. Торговые центры работают до 19 часов, только два ТЦ во всем Стокгольме работают до 21. То же касается и продуктовых магазинов.

А еще, наверное, не хватает прямоты общения. Мы, русскоязычные, намного более прямолинейны по сравнению со шведами.

— Что еще отличает шведов от белорусов?

— На этот вопрос сложно ответить после всего одного года жизни в Стокгольме, да еще с учетом работы в международной компании. Но, например, девушки, не ждите, что швед будет распахивать перед вами дверь. Здесь это наоборот расценится, будто швед сомневается в возможностях, способностях женщины. И это воспринимается как неуважение. Также я ни разу не слышала выражений «мужская работа», «женская работа». Все платят сами за себя и, насколько я знаю, в шведских семьях часто и бюджета общего нет.

Работать они начинают очень рано. Некоторые начинают работу в 6 утра и уходят уже в 3 часа дня. Очень любят спорт, прямо помешаны на нем.

Но вообще сейчас шведов в моей жизни очень мало. В интернациональной компании, где я работаю, политика — набирать как можно более «разношерстных» сотрудников. В отделе из пятнадцати человек — три шведа, белоруска, колумбиец, бразилец, китаянка, голландка, немец...

Фото: Cristina Coral

— Может ли иностранец в Швеции стать «своим»?

— Да, конечно, почему нет. Не думаю, что в наш век глобализации и космополитизма это очень уж сложно. Однако без языка тут уже никак: без него интеграция в общество невозможна.

— Когда и как ты приняла решение, что хочешь продолжить работать в Швеции?

— Я хочу продолжить работать в компании, где проходила стажировку, а не просто «в Швеции». Но если раньше для меня первостепенной была действительно именно страна, то сейчас важнее сама работа. Но, конечно, за год стажировки Швеция мне очень понравилась. Уже через пару месяцев после приезда я не сомневалась, что хочу здесь остаться.

— Что нужно сделать иностранцу для того, чтобы получить работу в Швеции? Обязательно ли проходить стажировку?

— Нет, необязательно. Но нужно понимать, что в Европе в целом очень высокая конкуренция, и конкурировать белорусу с европейцами сложнее вдвойне — ведь они знают так много языков, учились в местных университетах, плюс проходили различные стажировки. Это нелегко! Поэтому, безусловно, стажировка — это серьезный плюс. К тому же, так намного проще оформить рабочие документы.

— Как думаешь, благодаря каким качествам ты получила это предложение работы?

— Я думаю, целеустремленность, инициативность, работоспособность и толерантность.

— Какие навыки ты рекомендуешь прокачивать тем, кто хотел бы работать за границей?

— В первую очередь — знание иностранного языка. Затем самостоятельность, инициативность. Да и вообще стараться как можно чаще бывать за границей, чтобы встречать людей из разных стран. Вы должны быть готовы к тому, что придется столкнуться с совершенно другими взглядами на жизнь. Важно для себя понимать, готов ли ты вообще принимать какую-то другую точку зрения.

«У шведов можно многому поучиться»    

— Что тебя восхищает в Швеции и в шведах?

— 1. Отношение шведов к экологии. Например, они тщательно сортируют мусор. И когда приезжаешь в Беларусь, бросается в глаза, что у нас очень много пластика. Везде этот пластик, невыносимо! Что бы ты ни покупал, абсолютно все у нас кладут в пакетик. В Швеции пластиковых пакетов я не видела уже очень давно, более того — люди даже не стали бы это покупать.

Еще вся политика страны стимулирует людей отказываться от машин и пользоваться общественным транспортом (который здесь просто великолепный). Въезд в город на машине платный, как и парковки. Содержать машину в Швеции очень дорого. В основном на автомобилях ездят семьи с маленькими детьми. Когда дети подрастают, машины продают, и абсолютно все вне зависимости от достатка пользуются общественным транспортом.

2. Соответственно, развитость транспортной системы.

3. Ситуация с женскими правами. Например, декретный отпуск длится 18 месяцев, из них одну половину в декрете сидит женщина, вторую — мужчина. Минимум для пап — 3 месяца декрета, иначе мужчина не получит декретные выплаты. Также работодатели привыкли к тому, что мужчина может сказать: «Мои дети болеют, сегодня моя очередь сидеть с ними дома».

4. Их умение соблюдать баланс «работа-личная жизнь» и их отношение к семье.

5. Скандинавский стиль в архитектуре.

6. Уважение личного выбора каждого, невмешательство в чужую жизнь. Они не лезут не в свое дело, никогда не будут задавать бестактные вопросы вроде «когда ты там уже замуж?». Они уважают чужое мнение, а часто им просто все равно, кто что думает: здесь с этим не заморачиваются.

7. Толерантность. Нет никакой предвзятости к людям с другим цветом кожи и разрезом глаз. Шведы уважают другие культуры, и вообще Швеция — одна из стран, которая приняла больше всего беженцев.

8. Многие аспекты социальной политики. Восхищают условия для людей с ограниченными возможностями. В Швеции на законодательном уровне прописано, что среда должна быть безбарьерной. Когда я пришла в обычный тренажерный зал на обычное занятие по танцам,меня потрясло, что из семи танцующих человек трое были на колясках. И преподаватель со всеми занималась одинаково!

Нравится их система работы с профсоюзами. Это добровольная организация, куда вы по своему желанию можете отчислять взносы (в районе 10-15 евро в месяц), и профсоюз представляет ваши интересы. Туда вы можете позвонить и узнать, скажем, уровень заработной платы, который у вас должен быть с учетом ваших опыта и знаний. Если вас вдруг заставляют перерабатывать — профсоюз может отсудить для вас компенсацию. Если с вами расторгают контракт, в течение определенного времени профсоюз будет выплачивать вам до 80% вашей заработной платы. В общем, как работник, вы действительно чувствуете себя защищенным.

У шведов высокие пенсии. У 80-летней мамы моей коллеги есть любимый ресторан, куда она ходит завтракать каждый день. Что-то в Беларуси я не слышала о том, что пенсионеры ходят по ресторанам.

Фото: Cristina Coral

— Планы на будущее: хотела бы ты навсегда остаться в Швеции или это все временно, ты все равно скучаешь по драникам и проспекту Независимости и знаешь, что вернешься в Минск?

— Не знаю и не хочу ничего загадывать. Я бы хотела еще пожить и в других странах. Швеция — первая страна после Беларуси, где я жила. Не хочу ограничивать себя каким-то одним решением.

Скучаю ли я по драникам? Больше по борщу и по «шубе» (смеется).

Комментарии — 0
Мы в социальных сетях
БОДРАЯ ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ РАССЫЛКА