ВКЛЮЧИТЕ УВЕДОМЛЕНИЯ
ВКЛЮЧИТЕ УВЕДОМЛЕНИЯ
Back To Top Back To Top

Три года, сто рецептов, одна гастроусадьба. Как белоруска из глубинки в одиночку развивает туризм

Три года, сто рецептов, одна гастроусадьба. Как белоруска из глубинки в одиночку развивает туризм
ОПУБЛИКОВАНО — 19.10.2018
ПОДЕЛИЛИСЬ — 34
ПРОЧИТАЛИ — 4623
КОММЕНТАРИИ — 0

За три года Наталья Прокопук собрала более 100 исконных рецептов белорусской кухни. Девушка тратит свои время и деньги, для того чтобы объехать как можно больше деревень и записать рецепты, а вместе с ними — и белорусские песни, обряды и предания. Блюда по этим рецептам можно попробовать в гастроусадьбе «Валерия», что в Каменецком районе Брестской области. Сама же Наталья рассказала Kvadrat.io, как и почему она борется за возрождение и сохранение национальных традиций.

Наталья Прокопук — хозяйка гастрономической усадьбы «Валерия», признанной лучшей агроусадьбой-2015 в номинации «Белорусская национальная кухня». Наталья часто ездит по стране в кулинарные экспедиции, перенимая у старожилов белорусской глубинки гастрономические знания и кулинарный опыт.

 

Откуда есть пошла усадьба «Валерия»

— Несколько лет назад у моего отца ухудшилось здоровье, и он не мог больше ездить на работу. Всей семьей мы стали думать, что делать дальше. Решили развивать в нашей деревне агротуризм. Тем более, что у нас был бабушкин дом — здание бывшей школы. Бабушка много лет работала учительницей: в двух комнатах преподавала, а в одной жила; потом выкупила все здание.

Ремонт отец делал своими руками. Пока он трудился над «дизайном», я искала в Интернете все об агротуризме: что это такое, какие направления существуют и т. д. Когда ремонт закончили, открыли усадьбу. На сегодняшний день она действует уже около 3 лет.

Усадьбу назвали «Валерия», потому что так звали бабушку. Она была учителем от Бога: ученики приезжали ее проведать и через 20, 30, 40 лет после окончания школы. Бабушка ни разу ни на кого не повысила голос, все ее очень любили. Поэтому других вариантов, как назвать усадьбу, у нас не было. Бабушка тоже умела готовить — причем просто, но настолько вкусно, что мы всегда требовали двойной добавки. Так что, когда люди хвалят мою готовку, я думаю о том, что, возможно, мне передался бабушкин кулинарный талант.

Как раз в это время я наткнулась на информацию о Елене Микульчик — эксперте по белорусской кухне. Я поехала в Минск на ее мастер-класс: помню, готовили карпа в топленом масле, тортюхи (разновидность драников)… Елена мне рассказала, что в поисках рецептов ездит по деревням и предложила провести мастер-класс (кулинарную экспедицию) у нас в деревне, попросила помочь ей с организацией. Всего лишь за 20 дней мне удалось собрать людей, обзвонить прессу, сшить фартуки, найти бабушек, которые сплясали бы на празднике… В итоге все прошло очень здорово!

О формате гастроусадьбы

— Тогда и возникла у меня идея превратить усадьбу — в гастроусадьбу. Я поняла, что такой формат — это еще и хороший способ рекламы без больших вложений: для нестандартных предложений лучше срабатывает «сарафанное радио».

В общем, я стала ездить по деревням и общаться с бабушками. Первым делом хотела научиться печь пироги! Моя свекровь была директором Дома культуры, поэтому смогла подсказать мне, где живет каравайница. Мы съездили к ней, замесили тесто, испекли пирог, все отлично вышло. Но когда я попробовала сделать каравай дома — у меня ничего не получилось. Я пробовала 10 раз — и все без толку! Тогда я поехала к каравайнице снова, но на этот раз мы абсолютно все делали вместе: замешивали опару, доводили тесто до нужной консистенции… Да уж, не один каравай пришлось съесть моей семье, прежде чем я натренировалась (смеется).

Потом я поехала к другой бабушке, и она мне показала, как делать колядный борщ. И завертелось… Чем дальше, тем интереснее становилось. Я звонила бабулям, узнавала, чем они занималась: пели или плясали, готовили семье или нет. Со мной делились рецептами профессиональные кухарки, которые ежедневно пекли пироги на протяжении 30 лет или всю жизнь помогали готовить на большие деревенские свадьбы.

Все поездки (бензин, продукты) я оплачивала сама. Мои родные крутили у виска, мол, да ты сумасшедшая, что ты делаешь? А я никого не слушала, садилась в машину и ехала — в полной уверенности, что поступаю правильно. Народные рецепты — это наше национальное достояние. Но бабушки, увы, не вечные. Кому, как не нам, прикладывать усилия для сохранения этого опыта предков?!

Описание приготовления свадебного каравая на Мотольщине:

«Хоть руку иды всады»

Свадьбу в деревне Мотоль справляли семь дней. Один из главных элементов торжества — каравай. С него все начинается, и им же заканчивается основная часть торжеств. Пекли по одному караваю в доме жениха и в доме невесты. Первый день свадьбы выпадал, как правило, на субботу.

«Маты каравая росчыняла: рано устала, помолылась Богу и робыла опару».

На два-три часа опару оставляли, а затем в доме собирались каравайницы: родня, соседи, подруги. К участию в ответственном обряде допускались только женщины. При этом каравайницей могли стать только те, кто счастливо жил в браке, имел детей. В почете были беременные женщины. Их в каравайницы приглашали в первую очередь.

«Я вжэ на другом вэсиллэ була, и тоды була другэй дочкой беременна, то мни сказалы: «хоть руку иды всады» (из воспоминаний одной каравайницы).

Считается, что во время приготовления каравая женщины делятся своей положительной энергией с будущей семьей. Поэтому разведенные и вдовы не приглашались. Каждый этап сопровождался пениями, молитвами, благословениями. Когда каравай ставили в печь, одна из каравайниц перекрещивала его, а затем обходила комнату и крестила углы печной деревянной лопатой. Таким образом женщина прогоняла злых духов, которые могли испортить пирог.

Отдельно готовили «шишки» — украшения из веток, обмотанных тестом. На финальном этапе их обвязывали ленточками и вставляли в готовый каравай.

В конце женщины звали «медведя» — близкого родственника, обязательно женатого, ответственного хозяина. Мужчина передавал деньги за каравай и уносил его в отдельную комнату.

«Каравая спэклы, його вынэслы в комору и тоды садзяца на вэчэру. Повэчэралы, потонцювалы, поплясалы и на други дэнь вжэ свадьба».

Откуда берутся бабушки

— У меня такой характер, что если мне надо, я кого угодно из-под земли достану. Вот сказали мне, что где-то есть бабушка — кухарка с 30-летним стажем. Как мне ее найти?

Я звонила в справочную, на почту… В итоге находила контакты. И когда звонила бабушкам, конечно, натыкалась на разную реакцию. Мне даже говорили: «Я ничего не расскажу! Я эти рецепты всю жизнь собирала!». Но ведь они не унесут это с собой в могилу. И я не унесу. Поэтому я считаю, что такими вещами нужно делиться.

Я даже сделала цветную книгу-презентацию, куда вошли многие собранные мною рецепты, тексты народных песен, а также рассказы бабушек о свадебных традициях, и даже об их военном детстве. Зачем? Потому что без горя не бывает радости. И мы должны помнить, что сделали, что перенесли эти люди, для того чтобы мы сейчас жили вот так. Чтобы на 9 мая нам было не жалко денег хотя бы на цветы.

Когда я приезжаю к этим бабушкам, я понимаю, что им не хватает всего лишь простого человеческого внимания. Ты видишь перед собой 90-летнего человека в здравой памяти — и учишься у него. И речь здесь не только о рецептах. Если бы кто-то мог хотя бы раз в полгода навещать каждую из них, привезти муки и сахара, они были бы намного счастливее. С многими из этих женщин мы подружились и периодически созваниваемся.

Описание свадебного обряда на Мотольщине:

«Тры дни спалы на столах»

На второй день жених встречался с невестой, в домах накрывались столы. Каравай делили на третий день. Вновь собирались гости, устраивалось застолье. В обед, пока на небе светило солнце, каравай разрезали и раздавали приглашенным. Гости, в свою очередь, дарили молодым подарки.

Четвертый день свадьбы гости гуляли у родственников невесты, а на пятый делегацию принимали уже родичи жениха. На шестой день выпадал «бабский вечер».

«Молодая обходыла всю вулыцю, звала сусидок. Доидалы, допывалы шо обуло, гулялы, спивалы».

Седьмым днем, похмельным, торжества заканчивались. Неделя свадьбы серьезно била по семейному бюджету.

«Як тоды козалы: знаў, шо в тэбэ дыты, значыт, трэба хаваты грошы на вэсилле. А шо тоды було: свыню забылы, горилки нагналы, а прыготовыты вся вулыця шла. Так дома все робылы. Усю мэбэль, шо була в дому, выносылы и ставылы столы. Помню, мы тры дни спалы на столах. Прыбырэм столы, постэль застэлылы. В ранок прыбралы, обратно гулянка идэ. И все…»

О национальной идее

— Человек не живет без своих корней. Я замечаю, что мы сейчас становимся как роботы. Наши бабушки-дедушки работали намного больше нас, ели простую еду, но болели намного реже. Считаю, все потому, что у них была вера, был патриотизм… готовность совершить подвиг на войне. Сейчас люди часто в первую очередь думают о своей выгоде. Хорошо, что во время войны люди не думали об этом, иначе мы бы не победили.

Если каждый из нас поедет хотя бы к своей (своей!) бабушке, которая живет в нескольких километрах, поговорит с ней, расспросит, чем она жила, как она готовила, — это уже может что-то изменить в наших головах. Но нам проще полайкать чужие фотографии, чем спросить у бабушки, как у нее дела. У нас есть стиральные машины и посудомойки, но мы все время заняты для своих родных.

Раньше старших уважали вне зависимости от достатка. Сейчас же ни о какой связи поколений не идет и речи. Некоторые внуки не знают, как зовут их бабушек. К чему это приведет? Потом папу с мамой домой не позовут? Если мы растим поколение, которое не имеет веры (неважно, во что), — это же страшно. Завтра они не поверят, что мы выиграли войну.

Однажды женщина-заказчица попросила меня снять иконы на время дня рождения ее дочери в усадьбе — мол, вместо этого будут украшения из воздушных шариков. Я наотрез отказалась.

Я всеми силами пытаюсь донести до людей, что нужно помнить о своих корнях, что нашу культуру и традиции надо беречь. В первую очередь стараюсь показать это своим примером.

Воспоминания Герез Тамары Ивановны (1934 г. р.), несовершеннолетней узницы фашистского концлагеря «Азаричи».

«Когда освободили Жлобин, мы переехали домой в свой поселок. Все было сожжено, осталось только два дома на краю поселка, поэтому жили в землянках. Есть было нечего. Собирали мерзлую гнилую картошку, и из нее мама пекла оладьи. Были они очень вкусные, только песок на зубах немного скрипел.

Нам еще повезло. Мама перед уходом закопала два мешка пшеницы. Хоть пшеница и сопрела, мы ее пересушили и пекли из муки хлеб. Зиму кое-как пережили. Собирали колоски после жатвы, ходили в лес, на луг за щавелем, диким луком. Умереть с голоду мама нам не дала. Привела всех из лагеря и дома не потеряла нас. Она у нас была молодая и мудрая».

О любимой работе

Очень быстро я начала получать огромное удовольствие от того, что я готовлю, от фотографий блюд, которые делаю. Считаю, что фотографии должны быть аппетитными, чтобы человеку хотелось сразу же сесть за стол! Поэтому мечтаю купить профессиональное осветительное оборудование и хороший фотоаппарат.

Прихожу к мысли, что приготовление еды — это не просто процесс нарезки картошки с луком. Это дело, к которому всегда нужно подходить с душой. Когда ты искренне готовишь для людей, то получается действительно вкусно. А когда варишь борщ просто потому, что надо, получается совсем не то.

Каждый гость для меня — это очень важный человек. И не имеет значения, иностранный ли это турист, который выложит полтысячи долларов, или простая семья, которая останется только переночевать. Всякие, конечно, бывают ситуации, не все бывают довольны, но я верю в то, что все люди в душе хорошие.

В основном мои гости из России и Польши. Из Германии, Казахстана или Эстонии тоже приезжают, но это все русские эмигранты. Как-то у меня останавливались иранцы, которые учатся в Минске. Спали они почему-то на полу: сняли с кроватей матрасы, уложили на пол и так ночевали.

Белорусских туристов мало, в основном они останавливаются лишь для ночевки по пути в Беловежскую Пущу. Наверное, потому что у каждого есть своя дача (смеется). Но, бывает, заказывают банкеты с белорусским колоритом (свадьбы, корпоративы).

Кстати, мое видение белорусского колорита (в одежде ли или в организации усадьбы) отличается от общепринятого. Например, я не считаю, что хозяйка агроусадьбы должна ходить только в национальном костюме старого образца. Мир не стоит на месте, и все белорусское должно быть сделано со вкусом, модно, современно. И я вижу, что многие разделяют мою точку зрения.

О белорусском туризме

— Безусловно, у нас есть хорошие усадьбы, но их мало. Считаю, что нет качественных мероприятий именно национальной, белорусской направленности. Из 2000 усадеб хорошо если 100 имеют какие-то интересные предложения для туристов. В остальных же — просто «красивые покои».

Как-то раз ко мне приезжал специалист из Германии. Он занимается составлением маршрутов. До меня этот немец был в какой-то роскошной усадьбе. И вот он мне говорил: «Ты знаешь, Наталья, там вроде все красиво, дорого, шик-блеск… Но не то. Души там нет. Я думаю, со временем все больше людей будет платить не за роскошь, а за доброту, душевность, чтобы их нормально приняли, посидели с ними, поговорили, попели».

Но эта «душевность» у нас уже уходит. А туристы очень любят поговорить «о жизни», хотят внимания со стороны хозяев.

Мне очень хочется, чтобы со временем мы смогли проводить национальные вечера для иностранных туристов. Считаю, что в усадьбах должно быть больше разнообразных предложений по нашей национальной кухне с домашними пирогами, сырами. Молодежь считает белорусскую кухню отсталой, мне от этого до слез обидно. Туристам, например, наша кухня очень интересна.

И, конечно, больное место нашего агротуризма — это цены. Они космически высокие! Иногда турист берется за голову от стоимости предложений. Люди говорят, что им дешевле съездить в Турцию, чем отдыхать в наших усадьбах.

О планах на будущее

— У меня есть масштабная идея, касающаяся популяризации белорусской кухни. Этот проект я отправляла на Social Weekend. Смысл в том, чтобы создать красивый многоязычный сайт для размещения рецептов в открытом доступе. Далее доброволец(-льцы) отправляется в своей же деревне к какой-нибудь бабушке, выясняет у нее забытые рецепты, звонит нам, а затем или сам едет к нам для съемок, или же мы сами приезжаем и все снимаем. Об этих людях, которые нас пригласили, мы рассказываем на сайте и в соцсетях. Может быть, хотя бы желание прославиться подтолкнет кого-нибудь к действиям.

Важно размещать данные рецепты и материалы на сайте в общем доступе, чтобы владельцы туристического бизнеса/агробизнеса могли взять их себе на вооружение и увеличить число предложений для иностранных туристов, тем самым улучшая сервис обслуживания.

Постоянное размещение в соцсетях вызовет интерес у иностранных граждан, желание приехать и попробовать нашу кухню, посетить национальные вечера, обменяться опытом (сужу по тому, как мне активно пишут иностранцы о желании приготовить свои национальные блюда и попробовать сделать наши).

Может, я идеалистка, мечтательница, сумасшедшая, но кто знает. Надеюсь, мы делаем что-то действительно хорошее и полезное для нашей страны.

Если вы знаете какие-либо традиционные рецепты старобелорусской кухни или знакомы с людьми, которые владеют такой информацией, пишите, пожалуйста, Наталье на электронную почту simkap@yandex.by.

Фото: из архива героини

Комментарии — 0
Мы в социальных сетях
БОДРАЯ ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ РАССЫЛКА
Читайте также: